On-line заявкаВопрос - ОтветКонтакты     Каталог недвижимости
Поиск

 

 

Сложная ситуация, сродни предреволюционной, сложилась в одном из гаражно-строительных кооперативов в Ленинском районе Московской области.

После того, как учредитель и бессменный председатель кооператива, по состоянию здоровья и в связи с наступлением почтенного возраста оставил свой пост, который занимал более 30 лет, должность председателя ГСК занял недавно приехавший в поселок и  вступивший в члены кооператива «гражданин с активной жизненной позицией».

Предприимчивость нового члена кооператива поначалу покорила членов кооператива, которым в повседневной жизни недосуг заниматься делами по обустройству территории ГСК и, уж тем более, связанными с бумажной волокитой. Новым членом была развернута компания по убеждению членов кооператива в необходимости выкупа земельных участков под гаражами, которые впоследствии, после оформления прав на землю, можно будет продать аж за полмиллиона (!) каждый.

Компания была обречена на успех: одни владельцы своих боксов в мыслях уже прикидывали, как они потратят вырученные за гараж деньги, другие планировали возвести капитальное строение, третьи – просто решили следовать за большинством.  

А что для получения всего обещанного нужно было сделать?!

Пустяк… всего лишь каждому члену ГСК нужно было поставить подпись в документе, подтверждающем, что с новым Уставом кооператива ознакомлен и не возражает против его содержания, а также не возражает против избрания председателем кооператива «гражданина с активной жизненной позицией».

 

Реакция рядового члена ГСК: «Читать текст Устава?! Сколько страниц?!! Конечно же некогда, да и не понимаю я там ничего… Что, народ подписывает? А я что - «белая ворона»?! Давайте подпишу».

 

Так и был принят новый Устав ГСК, прошел регистрацию в налоговой инспекции, и был принят на вооружение председателем. Новый председатель освоился на должности быстро, обзавелся заместителями, создал внутри кооператива разнообразные органы управления, некоммерческое товарищество,  общество пайщиков со своими директорами и печатями, а также специальные комиссии – хозяйственно-техническую, энергетическую, по внутреннему межеванию и т.д., и т.п.

 

И СТАЛ СОБИРАТЬ ДЕНЬГИ…на личные дела членов, на юридическое дело, на земельное дело, ямочный ремонт дорог, на электричество..  и т.д.. и т.п. 

 

Размеры озвученных председателем целевых, паевых, долевых, единовременных и иных взносов вызвали у ряда членов кооператива, мягко говоря, недоумение. Более того, в случае неуплаты  тот самый новый устав  предусматривал возможность взимания пени в размере 1% от суммы долга за день просрочки. Право на взимание пени председатель расценил, как свою святейшую обязанность, и особо нерасторопные члены кооператива стали получать расчетные листки, где рядом с графой «оплата взноса» в такой-то сумме, стоит графа «оплата пени» точно в такой же сумме. Таким образом, сумма долга возрастала в 2 раза.

Свои решения об установлении размера взносов председатель оформлял в виде протоколов заседаний правления, внутреннего товарищества, совета товарищества, паевого общества и все это в рамках «очно-заочного общего собрания членов», которое длилось полгода. Данные документы содержали объемные, многостраничные, запутанные расчеты и обоснования, которые ни одному члену ГСК понятны не были.

 Попытки со стороны некоторых членов кооператива истребовать у правления ГСК документы в обоснование взимаемых сумм повлекло резкую негативную реакцию со стороны председателя. В результате длительного противостояния нескольких членов кооператива действующему председателю оппозиционная группа членов, отказавшихся от оплаты поборов, силами правления была исключена из членов кооператива.

Остальные члены кооператива, опасаясь, что их «поставят на счетчик», послушно несли и несут в правление свои кровные. Председатель сказал, «несите мимо кассы» - и несут мимо кассы, получая на руки клочок бумаги с претензией на расписку либо не получая вообще ничего.

 

 Дальше – больше… Поголовно все члены кооператива выдали председателю доверенности на оформление их гаражей в собственность. Председатель помимо целевых взносов  на оформление «юридического дела» собрал с каждого еще деньги за оказание лично им услуги по оформлению их гаража в собственность. В собственность оформлялись только те гаражи, владельцы которых послушно оплатили все требуемые средства.

  Один из членов кооператива, который владел своим боксом с момента организации ГСК – более 30 лет, решил оформить свое право самостоятельно, без «помощи» председателя. В судебном заседании председатель заявил, что этот член исключен из членов ГСК за неуплату взносов и поэтому не может владеть своим гаражом. Да и вообще, место под гаражом передано другому члену кооператива, и гараж прежнего члена будет снесен.

   Исключенный член кооператива инициировал судебное разбирательство о своем восстановлении в членах ГСК. К нему присоединились другие исключенные члены кооператива.

  

   В своей безграничной власти и безнаказанности председатель кооператива уверен, поскольку они задекларированы в  уставе кооператива.

   Устав содержит положения, согласно которым член кооператива может быть исключен из кооператива в случае нарушения им требований устава, причем запросто – на заседании правления кооператива. В уставе отсутствует положение об ответственности, в том числе финансовой, председателя и правления кооператива перед кооперативом за убытки, причиненные в ходе их деятельности.

   Установленный уставом размер пени за просрочку взносов не соответствует обычаям делового оборота, условие о таком пени является кабальным, взимаемые сверх положенных суммы являются неосновательным обогащением кооператива,  и могут быть возвращены  через суд.

    И это далеко не все претензии к уставу ГСК, их перечисление может занять не одну страницу.

   

    Прокуратура, рассмотрев обращение некоторых членов кооператива, заняла в этом вопросе отстраненную позицию, резонно заметив, что вопросы, касающиеся устава кооператива и органов его управления, внутреннее дело кооператива, которое должно решаться на общем собрании его членов.

    По большому счету, для того, чтобы пересмотреть положения действующего устава кооператива необходимо представить членам кооператива на рассмотрение другие редакции устава, созвать общее собрание, и выбрать наиболее устраивающую редакцию, либо внести изменения  в действующую.

 

     Кто бы мог подумать, но именно созыв общего собрания и является основной проблемой. Наши люди за многолетний «постсоветский» период отвыкли от участия в общественной жизни, максимум, что может сделать наш рядовой гражданин – это поучаствовать в «громких» выборах, проголосовав, не разбирая имен и партий. А затем от всей души возмущаться всеобщим «бардаком и беззаконием».

     Многие члены ГСК, о котором нынче зашла речь, возмущены происходящим в кооперативе, на словах поддерживают исключенных членов, но самостоятельно никаких действий не предпринимают, ожидают, как решится вопрос у оппозиции.  В случае успеха – намерены примкнуть, содействовать и т.п.

 

При этом, члены кооператива до сих пор не понимают, что ГСК по отношению к ним уже давно лишь управляющая компания.

    Главный орган – общее собрание членов.                       

    ВСЕ ПРОСТО.

    СОБРАЛИСЬ. ОБСУДИЛИ. РЕШИЛИ.

 

  

               

Все новости

Вся полезная информация

Все статьи