On-line заявкаВопрос - ОтветКонтакты     Каталог недвижимости
Поиск

 

 

 Рост просрочек и отказов от выплат по потребительским кредитам вызвал появление на рынке так называемых коллекторов - компаний, оказывающих банкам услуги по взысканию долгов. Активизация работы с должниками служб безопасности банков, коллекторов и судебных приставов привела к появлению новых игроков - антиколлекторских агентств. В отличие от коллекторов антиколлекторы оказывают услуги не кредиторам, а должникам. Цель деятельности таких агентств – защита прав граждан-заемщиков при урегулировании спорных долгов. Основным механизмом такого урегулирования является заключение мирового соглашения, отражающего не только интересы кредитора, но и реальные возможности заемщика. Данная статья не является попыткой провозгласить истину в последней инстанции. В статье изложен взгляд антиколлектора на существующее положение дел на рынке потребительского кредитования. Неудивительно, что  взгляд автора пристрастен. Интересы попавших в сложную ситуацию заемщиков - граждан нашей страны для него являются приоритетом. Начать необходимо с главного. Ни о каком равенстве или даже балансе интересов заемщиков и кредиторов в настоящее время говорить не приходится. Клиенты банков, берущие кредиты, заведомо обречены на настолько невыгодные условия сотрудничества с банками, что можно говорить о кабальности условий кредитования. При формальной свободе выбора (кредиты выдают несколько сотен банков) заемщик, по сути, выбирает только название банка, предоставляющего кредит. Тексты кредитных договоров и условия кредитования разных банков, с которыми приходилось сталкиваться автору, написаны как будто под копирку. Наиболее проблемными являются следующие вопросы кредитования:

•реальный размер подлежащих уплате процентов существенно превышает тот, который декларируется в ходе агрессивных рекламных компаний;

•право банков на одностороннее увеличение размера взимаемых по кредиту процентов;

•банковские комиссии;

•ограничения на досрочное погашение кредита;

•крайне жесткие санкции за любые, даже самые минимальные проступки со стороны заемщиков.

 Реальный уровень процентных ставок по потребительским кредитам достигал запредельных 80% годовых, да и существующие ныне ставки под 49% годовых правомерно называть чрезмерными. Приходится констатировать, что граждане России платят по кредитам несравнимо более высокие проценты, чем куда более обеспеченные жители развитых стран Запада. Такое положение – источник постоянного роста количества отказов заемщиков от погашения кредитов. А это влечет неуклонный рост количества судебных споров между банками и заемщиками. В этот конфликт на стороне заемщиков вступили Роспотребнадзор и Генеральная прокуратура.

 Война Роспотребнадзора и Генеральной Прокуратуры Российской Федерации, с одной стороны, и Банка "Русский Стандарт", с другой, настолько показательно, что нуждается в подробном описании. В 2006-2007 году территориальные подразделения Роспотребнадзора привлекли банк к административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при проведении операций по выдаче потребительских кредитов с привлечением кредитных карт. Суть претензий к банку заключалась в предоставлении неполной информации об условиях кредитования, что приводило к неверной оценке заемщиком своих возможностей по погашению кредитов. А это в свою очередь приводило к многочисленным отказам от погашения кредитов. Ситуацию только усугубили жесткие (на грани фола) действия коллекторского агентства, которому банк уступал право на истребование просроченных долгов. Банк оспорил действия Роспотребнадзора в судах. Судебная практика по этим делам сложилась противоречиво. Если на периферии банк проиграл ряд дел, то Арбитражный суд города Москвы принял решения в пользу банка. Ситуация резко изменилась после визита владельца Банка "Русский Стандарт" в Генеральную прокуратуру. Итогом визита стало широко освещенное в прессе изменение стандартов работы этого банка. Во-первых, банк списал задолженность по некоторым наиболее проблемным видам кредитов. Во-вторых, с августа 2007 года условия кредитования, предлагаемые Банком "Русский Стандарт", являются вполне прозрачными и понятными для клиентов. К сожалению, пример Банка "Русский Стандарт" не стал сигналом для остальных участников рынка. Системных изменений на рынке потребительского кредитования не произошло. Законодательство о потребительском кредитовании содержит много "белых пятен". Принятый в девяностые годы Гражданский Кодекс при всех его неоспоримых достоинствах не мог предугадать бурное и неоднозначное развитие рынка потребительских кредитов. Объем статьи не позволяет дать подробный анализ, ограничимся только кратким обзором наиболее важных проблем. До сих пор ни законодатель, ни высшие судебные инстанции не проявили свои позиции по ряду возникших на практике болезненных проблем, включая банковские комиссии (которые часто, более чем вдвое, увеличивают размер озвученных в рекламе процентов по кредитам), порядок досрочного расторжения кредитного договора по инициативе банка (существующая судебная практика применения соответствующих норм Гражданского кодекса является "пробанковской", что лишь усугубляет положение заемщиков, столкнувшихся с невозможностью погашения кредитов). Так и не заработал механизм банкротства физических лиц. Зато произошло расширение карательных  полномочий судебных приставов. В идеале законодательство, регулирующее взаимоотношения кредиторов и должников должно быть сбалансированным. Заемщик должен видеть как кнут, в виде эффективной работы судебных приставов, так и пряник, в виде четко прописанных в законе процедур банкротства. Практика далека от идеала, а заемщик, столкнувшийся с проблемами при погашении кредита, попадает практически в безвыходную ситуацию. Банк при помощи коллекторов и приставов оказывает жесткое юридическое и психологическое давление на должника и его близких (один из активно применяемых коллекторами приемов – психологическое давление на ближайших родственников должников). К проверенным арестам имущества должника добавился запрет на выезд за границу, приставы устраивают на должников облавы с привлечением ГАИ-ГИБДД (видимо последние настолько успешно выполняют свои прямые обязанности, что имеют возможность возложить на себя дополнительные). Несоблюдение условий погашения ипотечных кредитов по действующему законодательству может любого сделать бомжом на вполне законных основаниях.

 А теперь появились инициативы лишать должников права на управление транспортными средствами… Интересно, как же должник сможет погашать долг, если его возможность зарабатывать будет так ограничена? Такими темпами мы и сами не заметим, как вернемся к проверенной в средние века практике  долговых тюрем и ям…

Позиция судебных органов – отдельная тема. В спорах банков и их клиентов суды достаточно часто встают на сторону банков. Попытки заемщиков апеллировать к несоразмерности санкций, чрезмерности процентов и комиссий наталкиваются на бесстрастные ссылки правосудия на пресловутую "свободу договоров".

Революционное по своей сути Постановление Конституционного суда от 23 февраля 1999 года № 4-П по неизвестным причинам не находит своего отражения  в практике судов по спорам между банками и заемщиками в сфере потребительского кредитования. Четкие и однозначные выводы Конституционного суда о природе правоотношений между банками и их клиентами – физическими лицами были сделаны применительно к отношениям по банковскому вкладу. Они настолько применимы к договорам кредита в сфере потребительского кредитования, что требуют цитирования без комментариев:

"….Конституция Российской Федерации гарантирует свободу экономической деятельности в качестве одной из основ конституционного строя… Из смысла указанных конституционных норм о свободе в экономической сфере вытекает конституционное признание свободы договора как одной из гарантируемых государством свобод человека и гражданина, которая Гражданским кодексом Российской Федерации провозглашается в числе основных начал гражданского законодательства (пункт 1 статьи 1). При этом, конституционная свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепринятых прав и свобод (статья 55 часть 1 Конституции Российской Федерации) и может быть ограничена федеральным законом, однако лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации). В качестве способов ограничения конституционной свободы договора на основании федерального закона предусмотрены, в частности, институт публичного договора …институт договора присоединения…

 К таким договорам присоединения, имеющим публичный характер, относится и договор срочного банковского вклада с гражданами…, условия которого …определяются банком в стандартных формах. В результате граждане–вкладчики как сторона в договоре лишены возможности влиять на его содержание, что является ограничением свободы договора и как таковое требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которой гражданин, как экономически слабая сторона в этих правоотношениях, нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны, т.е. для банков. При этом возможность отказаться от заключения договора банковского вклада, внешне свидетельствующая о признании свободы договора, не может считаться достаточной для ее реального обеспечения гражданам, тем более, когда не гарантировано должным образом право граждан на защиту от экономической деятельности банков, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, не предусмотрены механизмы рыночного контроля за кредитными организациями, включая предоставление потребителям информации об экономическом положении банка, и гражданин вынужден соглашаться на фактически диктуемые ему условия…

…законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне…"

Какой же выбор остается у гражданина, получившего кредит, но столкнувшегося в силу объективных причин с невозможностью соблюдения графика платежей? У него есть два пути: добросовестная выплата кредита в соответствии со своими финансовыми возможностями, либо попытка уклониться от погашения долга в принципе. Спрос рождает предложение. И антиколлекторов можно условно разделить на "белых" и "черных". "Белые" работают с добросовестными заемщиками, для которых мошенничество неприемлемо. Такие клиенты банка не отказываются от погашения долга. Все, что им нужно, это согласование с банком таких графиков погашения долга, которые могут быть соблюдены заемщиками с учетом их финансового положения. Разумеется, такой график должен предусматривать сокращение размера штрафных санкций. Иначе может сложиться ситуация, когда клиенту банка станет невыгодно погашать долг, поскольку скорость нарастания процентов и неустоек будет выше скорости погашения. Соответственно, помощь "белых" антиколлекторов состоит в сопровождении процесса заключения и исполнения мирового соглашения между банком и заемщиком на всех стадиях (от досудебной через суд к процедурам исполнительного производства). Суть их работы – оказание юридических услуг добросовестному заемщику, направленных на выработку позиции на переговорах с банком, отражающей его интересы и реальные финансовые возможности. В рамках этой работы "белый" антиколлектор, в частности, объясняет клиенту его права и обязанности; права и обязанности банка, коллектора, пристава; обжалует незаконные действия взыскателей; готовит юридически выверенные проекты документов или комментарии к документам, предлагаемым банком; представляет интересы клиента на переговорах, в суде и во взаимоотношениях с приставами. Задача "черного" антиколлектора проще. Он должен помочь недобросовестному заемщику "решить проблему" с кредитом так, чтобы заемщик избежал погашения долга. Приходится констатировать, что в настоящее время банки сами своей жесткой позицией, основанной на крайне жестких условиях кредитования, выталкивают многих заемщиков на путь уклонения от погашения долгов в принципе. А механизмы мошеннического получения кредитов и уклонения от их погашения отработаны до мелочей (достаточно просто сослаться на количество объявлений, предлагающих услуги по ускоренному получению любых кредитов). Пробелы в законодательстве и высокая доля теневых доходов позволяют юридически грамотному мошеннику избежать погашения долга. Если имущество оформлено на других лиц, а "белых" доходов нет, то исполнение судебного решения становится крайне проблематичным. Простого и быстрого выхода из сложившейся ситуации нет. Для этого требуются системные изменения рынка потребительского кредитования. Во-первых, необходимо изменение законодательства о потребительском кредитовании с целью установления норм, запрещающих включение в кредитные договоры наиболее невыгодных для заемщиков условий. И важно, чтобы эти нормы получили "обратную силу". Поскольку право гражданина на честные условия кредитования не должно зависеть от даты обращения за кредитом. Во-вторых, необходимо скорейшее введение в действие норм, регулирующих банкротство физических лиц. Механизмы банкротства должны защищать добросовестных заемщиков от разорения.

 В-третьих, банки вынуждены будут ужесточить условия выдачи кредитов, в частности, в плане более детальной проверки реальной платежеспособности контрагентов. Кстати, ужесточение условий кредитования уже происходит. Хочется верить, что рынок потребительского кредитования развернется лицом к гражданам–заемщикам, а рынок антиколлекторских услуг останется за "белыми" антиколлекторами. Это выгодно, в конечном счете, и заемщикам, и банкам.