On-line заявкаВопрос - ОтветКонтакты     Каталог недвижимости
Поиск

 

 

 Вас оскорбили, нахамили в безобидной ситуации на почте, в магазине, везде. Как защитить себя при оскорблении и клевете? Защита чести, достоинства и деловой репутации.  Что такое честь, деловая репутация и достоинство? Честь – это, прежде всего, социальное понятие. Под честью понимается оценка со стороны общества, причем оценка со знаком плюс. Честью измеряется достоинство гражданина, репутация организации. Деловая репутация – подразумевает объективное (со знаком плюс и со знаком минус) общественное мнение о гражданине или об юридическом лице. Понятия достоинства здесь идет некое разделение: честь и достоинство юридического лица,  честь и достоинство гражданина. В случае, где затрагивается  понятие достоинства физического лица представляется намного шире, многообразнее. Можно вспомнить про человеческое, национальное, женское и мужское достоинство. Конечно, признание человека высшей общественной ценностью осуществлено пока только на уровне писателей-фантастов и в программах гуманитарных организаций. Тем не менее, в юридическом смысле защита человеческого достоинства – живое понятие, а не миф. Уважение к основным жизненным правам человека, обеспечение для него соответствующих условий – вот что подразумевается под уважением к человеческому достоинству.  Честь и достоинство юридического лица, речь идет о добросовестности в бизнесе.  Часто с просьбой о защите достоинства обращаются общности людей, общественные движение. В этом случае действует одно простое правило: на гражданско-правовую защиту могут рассчитывать только юридические лица. Если Вы состоите в такой общественной организации, помните, что лишь отдельные граждане как представители могут требовать защиты лично своей чести и достоинства.  В суд могут обращаться дееспособные граждане или юрлица. Если граждане являются несовершеннолетними или недееспособными – их интересы представляют законные представители (родители, опекуны). Тем, кто очень хочет осуществлять защиту своих прав самостоятельно – суд предоставляет такую возможность. Хотя эффективность от таких действий равна нулю. Права гражданина и организации опять сходятся.  Имеют право требовать опровержения сведений, которые нанесли ущерб их чести, достоинству и деловой репутации. Хотя распространитель таких сведений может доказать, что они достоверны (ст. 152 ГК). Поэтому право, защищаемое в указанной статье можно определить, прежде всего, как право на объективную и достоверную оценку его поведения, репутации. Публичная оценка должна соответствовать действительности в деловых качествах, морали, выполняемых требованиях закона. Следует отметить, что защита чести, достоинства и деловой репутации обеспечивается не только ст. 152 ГК, но и другими институтами гражданского права. Не следует путать гражданско-правовую защиту чести и достоинства с аналогичной уголовно-правовой. В уголовном законодательстве также предусмотрена ответственность за клевету и оскорбления (ст. 129,130 УК РФ). Но если не доказана умышленность таких действий – то нет и уголовной ответственности. Гражданско-правовая защита возможна и в случае неумышленности, поскольку не зависит от степени вины лица, которое распространило клевету и оскорбления. Также гражданская защита существует и для граждан, и для юрлиц, имеет своей целью восстановление нарушенного неимущественного интереса. Большинство граждан считают, что если они не могут доказать намеренность действий – то и защита для них невозможна. Есть еще много подобных нюансов, которые зависят от каждого конкретного случая. Прежде всего, речь идет об информации, которая принижает честь и достоинство организации или гражданина в том, что касается общественного мнения или даже мнения отдельных конкретных лиц. Начнем с главного, обвинения, которые на слуху  - обвинения в националистических высказываниях; в незаконном получении денег; в обмане на работе, даже в нарушении семейного долга (кто-то утверждает, что вы изменяете жене); обвинение в оскорблении чести женщины; в недобросовестности разного рода в совершении преступлений; в клевете и т.п. Если не установлено, что эти сведения достоверны (презумпция добропорядочности) – то все это считается ложной информацией, порочащей гражданина или организацию. Новое явление в юриспруденции - разглашении правдивых сведений, которые не имеют отношения к общественной оценке, но приводят к моральному угнетению лица, о котором идет речь. В качестве примера можно привести разглашение информации о том, что человек болен СПИДОМ. Если Вы столкнулись с диффамацией – к сожалению, российский суд вам пока не поможет. Качество журналистики ухудшилось в сотни раз и распространению порочащих сведений через средства массовой информации обычная практика. Любое сообщение подобной информации в анонимных заявлениях и письмах дают право потерпевшему обратиться за защитой (опять же по статье 152 ГК). Главное, что следует знать потерпевшему – при рассмотрении вашего искового заявления о защите чести и достоинства суд будет устанавливать: имело ли место распространение этих сведений; соответствуют ли сведения действительности; порочат ли они Ваши честь и достоинство. Важный момент, о котором часто не знают обыватели – на подобные требования исковая давность не распространяется (ст. 208 ГК). Можно продолжать защищать честь, достоинство и деловую репутацию даже после смерти граждан (или после прекращения деятельности юридического лица – что бывает важно, если у них есть правопреемники). Если предмет иска подтверждается в суде, выносится решение об удовлетворении предмета иска. В противном случае – следует ждать отказа. Но, еще до рассмотрения иска, суд может обязать ответчика не распространять спорные сведения до вынесения решения. Если исковые требования удовлетворяются, суд определяет способ опровержения. Если речь идет о СМИ, то опровержение идет через тот же орган информации, который распространил порочащие сведения. То же в отношении телепередач. Однако здесь иногда самому потерпевшему дают возможность выступить с опровержением (ст. 46 Закона о средствах массовой информации). Если речь идет о служебной характеристике или ином документе с порочащими сведениями – они подлежит замене. В случае с книгами, эстрадными выступлениями и т.п. – суд может обязать прекратить выпуск данной продукции. Возмещение морального ущерба. В соответствии со статьей 1064 ГК истец вправе поставить такой вопрос перед судом, и получить удовлетворение. Моральный ущерб не компенсируется, только гражданам. Иски по делам данной категории дел вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения (п.2 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 №3). В определенных законом случаях (после смерти гражданина) защита чести и достоинства допускается по требованию заинтересованных лиц. Заинтересованными в этом лицами могут быть как граждане (родственники, наследники, соавторы), так и юридические лица (например, организация, возглавлявшаяся умершим)[1].

 

Законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с требованием опровержения к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения (п.1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999г. №46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»). Вместе с тем гражданин (юридическое лицо) вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (статьи 43 и 45 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»). Таким образом, гражданин (юридическое лицо) права которого нарушены, вправе обращаться непосредственно в суд без предварительного обращения к нарушителю прав. Важно подчеркнуть, что п.5 ч.1 ст.33 АПК РФ установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 ст.33 АПК РФ указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции. Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции. Также подчеркнем, что исковые требования не подлежат рассмотрению в арбитражном суде, если опубликованные сведения имеют автора (п.10 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»). Аналогичное правило распространяется на исковые требования юридического лица в части, касающейся защиты чести, достоинства и деловой репутации его работников, - такие споры арбитражному суду неподведомственны. Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. В том случае, когда оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками наряду с автором является и редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). Если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности, порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия (ст.40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со статьей 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст.43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации)» (п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). В соответствии с п.6 ст.152 ГК РФ в том случае, если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. Следующий важный вопрос – бремя доказывания тех или иных обстоятельств по делу. При защите чести, достоинства и деловой репутации действует презумпция, согласно которой распространяемые порочащие сведения считаются не соответствующими действительности, в связи, с чем доказывать правдивость таких сведений должен их распространитель. Таким образом, бремя доказывания соответствия распространенных сведений действительности лежит на ответчике. То есть, гражданину (юридическому лицу) доказывать свою добропорядочность (опровергать дискредитирующую информацию) не нужно. Однако такие доказательства истцом могут быть подготовлены, как дополнительный аргумент. В тоже время истец должен доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). Представление ответчиком доказательств о соответствии распространенных сведений действительности не требуется, если оспариваемые в них факты установлены вступившим в законную силу решением суда (п. 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. №46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»). Необходимо учитывать, что когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы (абз.2 п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). В соответствии с п.5 ст.152 ГК РФ гражданин (юридическое лицо), в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. При этом оценку ущерба может сделать только лицо, которому такой ущерб причинен. На практике, требование о возмещении убытков подлежат удовлетворению, если истец докажет, что они возникли вследствие распространения сведений, не соответствующих действительности. Проиллюстрируем вышесказанное примером: Возмещение вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, осуществляется по нормам, содержащимся в гл. 59 ГК «Обязательства вследствие причинения вреда». Имущественный вред (убытки) возмещается при наличии вины (ст. 1064 ГК РФ), моральный вред компенсируется независимо от вины (ст. 1100 ГК РФ). При этом важно заметить, что если на требование опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, исковая давность не распространяется, то на требование возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением порочащих и не соответствующих действительности сведений, распространяется общий срок исковой давности в 3 года. Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в п.2 ст.151 и п. 2 ст.1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации (п.15 Постановления ВС РФ от 24.02.2005 №3). Одним из дискуссионных вопросов долгое время оставался вопрос о применимости положений закона о взыскании морального вреда к искам о защите деловой репутации от имени юридических лиц. Исходя из смысла ст.151 ГК РФ моральный вред может быть причинен только гражданам, право на компенсацию за физические или нравственные страдания закреплено только за гражданином, поскольку только он в силу своей природы, обладая физическим телом, может испытывать боль, чего нельзя сказать о юридических лицах, а значит и иски о возмещении морального вреда могут подаваться только гражданами. Сказанное противоречит п.7 ст.152 ГК РФ закрепляющему, что правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (в том числе касаемо возможности гражданина подать иск о возмещении морального вреда – закон не делает каких-либо исключений). В 2003 году в Конституционном суде РФ[3] ставился вопрос о конституционности положений ГК РФ предоставляющих юридическим лицам взыскание «морального вреда» по делам о защите деловой репутации. Конституционный суд РФ в своем определении пояснил, что применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п.2 ст.150 ГК РФ). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в соответствии со статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (статья 41). Исходя из этого Европейский Суд по правам человека в решении от 6 апреля 2000 года по делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии» пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени «объективными» или «субъективными». Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании». Как верно замечают исследователи, в сущности, речь идет лишь о недопустимости использования термина «моральный вред» в отношении юридического лица в силу его природы, невозможности переносить физические страдания. Представляется, что в данной ситуации целесообразно установить для юридического лица права на денежную компенсацию за причиненный нематериальный вред введением нового специального для юридического лица правового института «компенсация иного нематериального вреда, причиненного деловой репутации юридического лица». Само «существо правоотношений» (п.3 ст.23 ГК РФ), возникающее при посягательстве на деловую репутацию юридического лица, а также «особенности данных субъектов» (п. 2 ст. 124 ГК РФ), т.е. юридических лиц как субъектов гражданского права, не могут исключить возможность взыскания в случае распространения ложных, порочащих сведений, иного нематериального вреда. При определении понятия «иной нематериальный вред» логично обратиться к практике Европейского суда, и, прежде всего к упомянутому делу «Компания Комингерсол С.А.» против Португалии». Необходимо принять во внимание повлияли ли распространенные сведения на репутацию юридического лица, привели ли к появлению нежелательной для ведения бизнеса неопределенности в принятии решений, и, наконец, причинили ли эти сведения беспокойство и неудобства членам руководства компании. В заключение данного параграфа подчеркнем, что судебная защита чести, достоинства и деловой репутации может осуществляться путем опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, возложения на нарушителя обязанности выплаты денежной компенсации морального вреда и возмещения убытков. При этом необходимо учитывать, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежат взысканию в пользу истца, а не других, указанных им лиц. Согласно ч.3 ст.29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст.152 ГК РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме. Не подлежат удовлетворению требования о применении мер по обеспечению иска путем запрещения ответчику подготавливать и распространять новые сведения, порочащие деловую репутацию истца, удовлетворению не подлежит (п.9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 сентября 1999 г. №46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»). На практике многочисленные требования принести извинения так и остаются неудовлетворенными. Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.